valya_15: (Веселый Шиш)
Church - это "церковь" по-английски, la iglesia - это "церковь" по-испански.
Можно ли считать однофамильцами Уинстона Черчилля и Хулио Иглесиаса? :-)
valya_15: (Веселый Шиш)
Church - это "церковь" по-английски, la iglesia - это "церковь" по-испански.
Можно ли считать однофамильцами Уинстона Черчилля и Хулио Иглесиаса? :-)
valya_15: (Default)
Эту сказку я нашла на одном сайте, где она значится, как итальянская народная и выложена на английском языке. Так как меня увлекла идея, я решила попробовать ее пересказать: сказка народная, а английский перевод явно адаптирован для детского чтения, поэтому я допустила некоторый процент отсебятины. А потом решила добавить еще и эпиграф.

Счастье не так слепо, как его себе представляют. Екатерина II.

В некотором царстве, нарисованном государстве, где феи запросто ходили по улицам одетые дуэньями и потому неузнаваемые, жил богатый купец, деловой человек. Вел он дела свои успешно, корабли его ходили по всем морям. Капитал он вкладывал в предметы роскоши, и в приемной у него стояли три кресла – серебряное, золотое и алмазное, все – для посетителей. Но главным богатством его была дочь Катерина, прелестнейшая девица.Сказка )
valya_15: (Default)
Эту сказку я нашла на одном сайте, где она значится, как итальянская народная и выложена на английском языке. Так как меня увлекла идея, я решила попробовать ее пересказать: сказка народная, а английский перевод явно адаптирован для детского чтения, поэтому я допустила некоторый процент отсебятины. А потом решила добавить еще и эпиграф.

Счастье не так слепо, как его себе представляют. Екатерина II.

В некотором царстве, нарисованном государстве, где феи запросто ходили по улицам одетые дуэньями и потому неузнаваемые, жил богатый купец, деловой человек. Вел он дела свои успешно, корабли его ходили по всем морям. Капитал он вкладывал в предметы роскоши, и в приемной у него стояли три кресла – серебряное, золотое и алмазное, все – для посетителей. Но главным богатством его была дочь Катерина, прелестнейшая девица.Сказка )
valya_15: (Default)
«Бывают странные совпадения…» (c) :-)На днях закончила читать книгу о Лермонтове, после нее захотела читать биографию Бернса. Удерживала себя от этого как от резкого перехода. Мне казалось, что они слишком разные: на мой поверхностный взгляд, Бернс более ясный, а Лермонтов более глубоко мыслящий. Но вот я открываю еще третью книгу – сборник Маршака – и узнаю из комментариев вещь, для меня новую, именно: что Лермонтов считается первым переводчиком Бернса на русский.
Из-за того, что в 18 лет перевел четыре строки из Бернса, которые взяты эпиграфом к «Абидосской невесте» Байрона.
Оригинал Бернса:
Had we never lov'd sae kindly,
Had we never lov'd sae blindly,
Never met-or never parted,
We had ne'er been broken-hearted.

Sae=so
Перевод Лермонтова:
Если б мы не дети были,
Если б слепо не любили,
Не встречались, не прощались,
Мы с страданьем бы не знались.
(вариант концовки:
...Не встречали, не кидали:
Никогда б мы не страдали.)

Почти сразу же после этого я прочла, что сборник Бернса на языке оригинала был (собственно, и есть) в библиотеке Пушкина и что Пушкин характерной бернсовой строфой пользовался (Е. Витковский «Против энтропии»).
Для людей сведущих это мое небольшое личное открытие ничего не значит. Для меня другое важно в этой маленькой истории: значит, я н е с л у ч а й н о, захотела после книги о Лермонтове читать о Бернсе. И значит – не зря. Был факт, который их связывает, и я о нем не догадывалась, а узнала только теперь.
Это один из тех моментов, когда получаешь подтверждение: ты делаешь, что нужно, даже когда тебе кажется, что ты следуешь своей прихоти – и когда узнавать это не страшно и не скучно, а приятно и радостно.
valya_15: (Default)
«Бывают странные совпадения…» (c) :-)На днях закончила читать книгу о Лермонтове, после нее захотела читать биографию Бернса. Удерживала себя от этого как от резкого перехода. Мне казалось, что они слишком разные: на мой поверхностный взгляд, Бернс более ясный, а Лермонтов более глубоко мыслящий. Но вот я открываю еще третью книгу – сборник Маршака – и узнаю из комментариев вещь, для меня новую, именно: что Лермонтов считается первым переводчиком Бернса на русский.
Из-за того, что в 18 лет перевел четыре строки из Бернса, которые взяты эпиграфом к «Абидосской невесте» Байрона.
Оригинал Бернса:
Had we never lov'd sae kindly,
Had we never lov'd sae blindly,
Never met-or never parted,
We had ne'er been broken-hearted.

Sae=so
Перевод Лермонтова:
Если б мы не дети были,
Если б слепо не любили,
Не встречались, не прощались,
Мы с страданьем бы не знались.
(вариант концовки:
...Не встречали, не кидали:
Никогда б мы не страдали.)

Почти сразу же после этого я прочла, что сборник Бернса на языке оригинала был (собственно, и есть) в библиотеке Пушкина и что Пушкин характерной бернсовой строфой пользовался (Е. Витковский «Против энтропии»).
Для людей сведущих это мое небольшое личное открытие ничего не значит. Для меня другое важно в этой маленькой истории: значит, я н е с л у ч а й н о, захотела после книги о Лермонтове читать о Бернсе. И значит – не зря. Был факт, который их связывает, и я о нем не догадывалась, а узнала только теперь.
Это один из тех моментов, когда получаешь подтверждение: ты делаешь, что нужно, даже когда тебе кажется, что ты следуешь своей прихоти – и когда узнавать это не страшно и не скучно, а приятно и радостно.

Profile

valya_15: (Default)
valya_15

December 2016

S M T W T F S
     12 3
456 7 8 9 10
1112 13 14 1516 17
18 19 2021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:36 am
Powered by Dreamwidth Studios